Как волк и его собратья стали жертвой человеческих разногласий

Поиск заведений

 

Волонтер Женя Литвинов приехал на Леоновскую зверобазу из Санкт-Петербурга пару недель назад. Молодой человек живет в сторожке на окраине. На спартанские условия не жалуется. Он здесь по зову сердца и... несчастных животных. Около семидесяти лет зверобаза готовила актеров для Госфильмофонда. Школу дрессуры проходили рыси, маралы, лисы, козы, коровы и десятки других зверей. Но в трудные для всей страны 1990-е спрос на четвероногих артистов упал. И сегодня речь идет уже не о большом кино, а хотя бы о крыше над головой и куске мяса, чтобы не загнуться с голода. Все это обеспечивается лишь усилиями волонтеров.

- На базе осталось четыре собаки, десяток волков и одна медведица, мы зовем ее Машкой, - рассказывает корреспонденту ВМ Женя, разбивая для бурой любимицы промерзший арбуз. - Кормим раз-два в день, чаще - просто запасов не хватит.

На помощь энтузиасту пришли местные жители. Одна из них, Валентина Гвоздева, заняла на базе должность сторожа. Ее знакомая, Мария Садовникова, ежедневно, отведя четверых детей в школу, приходит подлить волкам воды.

- Заходить к ним в клетки я пока боюсь, - признается женщина. - Но еще больше боюсь той участи, которая без нас постигнет этих несчастных животных.

Волчья стая преданными глазами смотрит на Марию, по очереди обходящую каждый вольер с ведрами воды в руках. Но если к местным звери уже привыкли, считая их за своих, то на чужаков реагируют остро.

Вместе с нами осмотреть животных приехали ветеринары.

Стоило им приблизиться к клеткам, волки, тут же поджав хвосты, начинали метаться и на полусогнутых лапах искать убежища.

- Это типичный признак паники, - объясняет нам зоолог Московского зоопарка Андрей Тупикин. - По нашим первым оценкам, шестеро волков и медведица находятся в более-менее нормальном состоянии. Но еще четверо - уже инвалиды с проблемными суставами и провисшими спинами.

Более точные диагнозы можно дать только после серьезного обследования. Одно ветеринарам ясно без диагностики - долго в этом месте животные не протянут. Но переезд их в столичный зоопарк - вопрос практически нерешаемый. К сожалению, одного сочувствия сотрудников недостаточно.

- Наши собственные воспитанники живут в пусть и комфортных, но тесных условиях, - объясняет ведущий ветеринарный врач зоопарка Мария Кузнецова. - Оказать медицинскую помощь специалисты готовы, но дом им придется искать в другом месте.

Вопрос только где... Рысь, которая жила на зообазе несколько месяцев назад, попытались перевезти в один из региональных зоопарков.

Однако бедняга была так слаба, что просто не выдержала дороги... Волков, по словам Андрея Тупикина, в питомниках страны и так с избытком. Медведя же просто так в добрые руки не пристроишь.

- Услышав историю о брошенных животных, мы не стали вникать в юридическую суть вопроса и решили оказать всю посильную помощь, - заявляет начальник отдела сохранения биоразнообразия Департамента природопользования и охраны окружающей среды Сергей Бурмистров. - Во главе угла - жизнь животных, и мы хотим, чтобы они попали в хорошие, надежные места. Возможно и восстановление зверобазы, если найдутся те, кто возьмет на себя финансирование.

Открытым остается вопрос, кто и как допустил подобный произвол. Официально эта территория является федеральной, а воспитанники базы - собственностью Госфильмофонда. Вот только сама эта компания переживает не лучшие времена.

- Дрессурой животных сейчас заняться, к сожалению, некому, весь персонал распущен, - рассказывает ВМ начальница юридического отдела Госфильмофонда Татьяна Милехина. - Отпечаток накладывает и территориальная удаленность Госфильмофонда от базы, которая находится под Владимиром в нескольких часах езды от столицы. Но животные должны жить! Пока специалисты решают извечные вопросы "Кто виноват?" и "Что делать?", из-за ржавых решеток с тоской на них смотрят волки. В угол забилась, готовясь впасть в зимнюю спячку, медведица. Вряд ли кто-то из этих несчастных зверей мечтал о звездной актерской карьере. Оказалось, что на самом деле им была уготована роль молящих о пропитании беспризорников. Но пусть будущее самой базы довольно туманно, ни животные, ни ухаживающие за ними люди не теряют надежды на счастливый конец.