"Ничего не может быть страннее". Москва переосмыслила Англию "давным давно"

Поиск заведений

 

В этот день, ...лет назад

Пятнадцатого марта 1806 года в московском Английском клубе состоялся знаменитый обед в честь генерала князя Петра Ивановича Багратиона - победителя французов в битве при Шенграбене.

Лев Толстой подробно описал этот обед в первом томе "Войны и мира". Грандиозный, торжественный - на 300 с лишним кувертов. Правда, он происходил не в знаменитом дворце на Тверской, а на Страстном бульваре, где теперь заседает Мосгордума. Во дворец графа Разумовского - ныне Музей современной истории - клуб переехал позднее.

Багратиона встретили под музыку "Гром победы, раздавайся! Веселися, храбрый Росс!" - это был неофициальный русский национальный гимн конца XVIII - начала XIX веков, написанный на стихи Державина композитором Осипом Козловским. До "Боже, царя храни!", официального гимна с 1833 года, в качестве гимна также использовалась ода "Коль славен наш Господь в Сионе". Музыку написал знаменитый духовный композитор Бортнянский на стихи Михаила Матвеевича Хераскова, куратора Московского университета, известного масона. В сущности, это был масонский гимн. Его мелодию играли куранты Спасской башни Кремля вплоть до революции 1917 года. Тут, правда, стоит заметить, что в секулярной культуре XVIII-XIX-го веков масонская поэзия занимала весьма видное место. Ведь и нынешний гимн Евросоюза "Ода к радости" - первоначально это масонская ода, написанная Шиллером для одной из лож.

Что касается самого Шенграбенского сражения. Дело происходило на территории нынешней Австрии. Русских было 5-7 тысяч, а французов, по разным оценкам, в три-четыре раза больше. Причем, мы сумели ввести французов в заблуждение. Их командир Мюрат был уверен, что перед ним не горстка русских солдат - арьергард армии, а вся армия Кутузова. Потом Мюрату за его промах пенял Наполеон...

За Шенграбен некоторые полки, в том числе и Павлоградский, получили наградные Георгиевские знамена. Они были введены как раз за этот бой.

Теперь о самом Аглицком клубе, как его называли природные москвичи. Вообще-то первый подобный клуб появился в Петербурге 12 марта 1770 года - и назывался Английским собранием. Впрочем, английского от него было только название, да еще и то, что основателем клуба был Франц Яковлевич Гарднер, родом шотландец, владелец знаменитой фарфоровой фабрики в подмосковных Вербилках.

И потом: в Англии подобные клубы - это клубы джентельменские, по интересам. Карты, охота, веселые дружеские попойки. В России - почти то же самое, но не совсем. У нас эти клубы первоначально были рафинированно аристократические. Британский джентельмен и русский аристократ - это не одно и то же. Здесь сказывается и национальность, и ментальность, и ширина натуры...

В чем разница? Расскажу небольшой исторический анекдот. У одного русского аристократа был друг незнатного происхождения, которого он очень любил и которому покровительствовал. Однажды этот друг пришел без предупреждения в гости к аристократу - а там избранное общество обедает. Аристократ предложил ему разделить трапезу, но гость смутился, замялся, сослался на какие-то неотложные дела и быстро покинул вельможный обед. Проходит несколько времени, аристократ приглашает своего незнатного друга отобедать в своем доме. Тот приходит. И что же видит? За обеденным столом сидят все те же сиятельные вельможи, что обедали и в прошлый раз....

Недворяне в русский Английский клуб стали проникать лишь со второй половины XIX века. На Туманном Альбионе эта практика началась еще задолго до основания первого Английского клуба в Петербурге.

Но особое место и значение имел московский Английский клуб. Его считали центром, ну если не политической жизни, то во многом определявшим общественное мнение и направление мыслей старой столицы. В чиновном Петербурге такое было невозможно. А в Москве проживали в основном отставные вельможи, которые любили иногда пофрондировать. Даже Николай I интересовался, что там в Москве, в клубе говорят.

В это аристократическое собрание попасть было трудно. Число членов составляло 350-400 человек, а кандидатов - свыше тысячи! Даже сановники и титулованные дворяне могли годами ожидать своей очереди, да так и не стать членом клуба.

Кто только о московском Английском клуб не писал?! Грибоедов, Жуковский, Пушкин, Гоголь, Толстой, Гиляровский...

Кстати, известная поэтесса графиня Евдокия Петровна Ростопчина написала в 1860-х годах продолжение грибоедовской комедии "Горе от ума" под названием "Возврат Чацкого в Москву, или Встреча знакомых лиц после двадцатипятилетней разлуки. Разговор в стихах". Чем все закончилось, по мнению графини? Никакого романтизма! Софья не ослушалась папеньки - вышла замуж за полковника Скалозуба. Четверть века спустя она, уже генеральша и мать взрослых детей, встретилась с Чацким, и узнав, что ее бывший жених свободен и богат, попыталась сосватать за него дочь...

Клуб славился своей кухней, карточными играми и библиотекой, которая считалась одной из лучших в России и располагала богатейшим собранием русских периодических изданий. В газетной комнате и библиотеке нельзя было громко разговаривать.

Пушкин, описывая визит Онегина в Английский клуб, с иронией замечает: "...о кашах пренья слышит он". Но, с другой стороны, кухня и повара клуба считались лучшими в России, а члены клуба часто отправляли своих поваров на учебу в Английский клуб. Его роскошные обеды славились по всей Москве.

Кстати, женщины в Английский клуб не допускались, даже в качестве прислуги. За всю историю существования клуба дамы смогли посетить его только во время коронационных торжеств.

Пушкин был членом московского Английского клуба. Он был принят в него 20 марта 1829 года одновременно со своими приятелями Е.А. Баратынским и П.Я. Чаадаевым. Поэт частенько иронизировал над клубом, но все же находил всегда деньги для членских взносов, хотя это для него было накладно.

Поэт, бывший министр юстиции Иван Иванович Дмитриев как-то заметил, что ничего не может быть страннее названия: московский Английский клуб.

Случившийся тут Пушкин, смеясь, сказал ему на это, что есть названия и более странные.

- Какие же? - спросил Дмитриев.

- А Императорское человеколюбивое общество, - ответил поэт.

После революции клуб, естественно, закрыли. Ныне он возрожден. Но в данном случае можно полностью согласиться с Гераклитом: в одну реку нельзя войти дважды...

Автор Владимир Бычков, радио Sputnik

Подписывайтесь на канал радио Sputnik в Telegram, чтобы у вас всегда было что почитать: злободневное, интересное и полезное.

А еще у радио Sputnik отличные паблики ВКонтакте и Facebook. А для любителей короткого, но емкого слова, - Twitter.